Индульгирование – это форма оправдания слабости и нежелания отказаться от ограниченных, пагубных стереотипов сознания. Потакание слабости – это способ уйти от решения трудностей, приводящий к ещё большим трудностям. Потакая слабости человек, пытается получить моральное удовлетворение, отстоять свою позицию, но в итоге усугубляет своё слабое положение.
Человек пытается переключить внимание от своей слабости на её проявления: гордость, равнодушие, депрессию, обиду, считая, что они выражают действия силы. Он пытается спрятать свою слабость за фасадами важности, агрессивности. Он хочет скрыть слабость, но одновременно потакает ей. Он хочет забыть о слабости, но не преодолеть её.
Человек, испытывая слабость, требует от окружающих жалость к себе, посредством чего, потакая себе в этом, делает себя ещё более слабым. Испытывая жалость к себе, он пытается утешить себя созданием мыслей, оправдывающих его слабость. Он индульгирует в своих иллюзиях, цепляясь за свои вымыслы, убегая от страха, гоняясь за миражами.
Жалость к себе непосредственным образом утверждается и культивируется чувством важности, нежеланием ответственности и забвением присутствия смерти. Из зависимости от иллюзии и страха возникает жалость к себе и самосострадание. Уязвлённый эгоцентризм и неспособность осознанного принятия происходящего порождают безысходность и самосострадание.
Обыденный человек озабочен индульгированием, испытывая болезненное наслаждение от самосострадания, упиваясь жалостью и обидой. Сострадая себе, он не видит своей ответственности, погружая себя в безнадёжность и бессилие, тщетно пытается найти облегчение, но лишь усиливает свою боль и обиду. Он обречённо смотрит на своё будущее, не веря в свои силы изменить себя. Он даёт соглашение на потакание своей слабости. Чувство глубинной обречённости парализует волю к свободе, ограничивает спектр потенциальных возможностей.
Человек самостоятельно обрекает себя на поражение, и обвиняет во всём кого ему угодно, но только не себя, перекладывая ответственность за свои действия на других. Он выражает согласие оставить стремление к развитию, блокирует способности изменения, деградируя в индульгировании и невежестве.
Самосострадание обвиняет окружающих в нанесении душевных ран. Неспособность изменения себя он пытается компенсировать амбициями, направленными на изменение других. Человек требует изменений окружающих под свои желания, но не имеет желания изменить себя. Он требует изменения в окружающих, но не терпит их требований изменить его.
Страдая от своих иллюзий, человек пытается компенсировать их негативное воздействие, чрезмерным удовлетворением чувств, нарушающим естественные потребности. Он пытается забыться и уйти от проблем, занимаясь выработкой положительных эмоций, утешая себя иллюзией благополучия. Он замещает одни иллюзии другими, оставаясь привязанным к ним.
Замещение одних иллюзий другими формирует зацикленность сознания. Человек замыкается между бегством от одних проблем и созданием других. Принцип замещения распространяется на все сферы взаимодействий, обуславливая сознание замкнутостью в иллюзорном существовании.
Замещение одних эго-программ другими отражает озабоченность и жалость к себе, культивирует зависимость от страха и иллюзии бессилия. Избегание проблем посредством замещения питает корни иллюзий беспомощности, привязывает к индульгированию, погружает дух в летаргию.
Озабоченность своим «я» вращает сознание вокруг амбиций эго, эксплуатирует чувства в погоне за замещающими состояниями. Личная сила продолжает тратиться на процессы замещения. Замещение переводит расход энергии на замещающие факторы, сохраняя принцип самоослабления. Энергозатратность замещения делает человека ещё более истощённым и беспомощным, погружённым в обыденность эго-существования,
Человек думает, что, заменяя одни состояния другими, он развивает познание мира, в действительности, меняет одни маски эго на другие. Замещение зацикливает существование человека на процессах истощения и деградации.
Неспособность владения своими чувствами он заменяет попытками иметь власть над окружающими. Человек требует власти над другими, но не имеет власти над собой. Он требует власти над другими, но не терпит их власти над собой.
Человек потакает своей слабости, пытаясь компенсировать отрицательные эмоции избыточной выработкой положительных эмоций через гиперстимуляцию чувств. Погружённый в зависимое от мироописания существование не в состоянии осознать возникновение страданий из своих иллюзий. Он страдает от зависимости к иллюзии, расходует силы и осознанность гиперстимуляцией чувств, пытаясь этим компенсировать психологический вред, нанесённый ему иллюзией, которой он служит.
Человек не отказывается от иллюзии, страдает за неё, ищет утешения в её различных формах. Эго-ориентированная позиция развивает потворство жалости к себе, укрепляет беспомощность, эксплуатирует чувства для достижения мимолётных наслаждений, истощающих личную силу и осознанность.
Эго-сознание не способное к признанию иллюзии причиной страдания зацикливается на компенсации своих страданий эксплуатацией чувств. Пытаясь компенсировать свои страдания, отрицательные эмоции, человек предаётся чрезмерной стимуляции чувств. Психоэмоциональное возбуждение потворствует амбициям эго, зацикливает на индульгирующей вере в иллюзию.
Мимолётное чувственное наслаждение неспособно компенсировать страдания, негативные эмоции, что вызывает возникновение новых страданий. Человек зацикливается в переживаниях и порождениях страданий. Тщетные попытки компенсации страданий эксплуатацией чувств истощают его, фиксируют сознание в зависимости от иллюзии.
Эго-программы создают иллюзии, страдания от иллюзий, способы компенсации страданий, порождающие новые иллюзии и страдания. Зацикленность в процессах создания страданий и попытках их компенсации развивает позиции индульгирования и поглощённости иллюзиями.
Фиксируясь на компенсации страданий эмоциональными всплесками и выбросами жизненной силы, человек истощает себя и испытывает ещё большие страдания от бессилия и деградации. Отрабатывая программы компенсации морального ущерба через гиперстимуляцию чувств, человек перенапрягает и истощает себя, развивая индульгирующий режим существования, ускоряя деградацию.
Неспособность осознания причины происхождения страданий создаёт причины эмоционально-чувственной перегрузки и энергетического опустошения, что приводит к зацикленности в усугублении страданий и невежества. Пытаясь компенсировать страх и жалость к себе чувством важности, безответственностью, мнимым бессмертием, человек укрепляет свои иллюзии, делающие его более жалким и страдальческим.
Чувствуя свою слабость и испытывая жалость к себе, но не в состоянии прекратить свои страдания и преодолеть слабость, человек пытается скрыть их от себя и окружающих, спрятать свою жалость в оболочке важности. Жалость к себе, прикрывающаяся важностью требуют компенсации жалких страданий посредством гиперстимуляции чувств, вырабатывая зависимость от чувств, заставляет тратить энергию на отработку психоэмоциональных реакций.
В погоне за жалкими страстишками, человек истощает себя, делая себя ещё более жалким. Модель спекуляции ощущениями человек считает очень важной, так как она даёт ему ощущение важности.
Эго-программы укрепляют деградирующие позиции, питают иллюзии превосходства, истощая и без того небольшой объём личной силы.
Пытаясь скрыть свою слабость, он становится ещё слабее. Скрывая свою жалость, он становится ещё более жалким. Он не преодолевает слабость и жалость, а скрывает их от себя в себе. Он не избавляется от них, а культивирует их, испытывая наслаждение от своей важности.
Человек пребывает в иллюзии, замыкая себя в круге жалости и важности, потворствуя страстям, усугубляя собственную деградацию.
Человек создал иллюзии, приводящие к страданиям и иллюзии невозможности избавления от иллюзий. Он страдает от созданных им самим иллюзий, от производимых ими страданий, от иллюзий невозможности избавления от иллюзий и страданий.
Чувство обречённости, возникающее из безверия в себя, направляет жизненную энергию на самоослабление, ограничивает диапазон и степень осознания.
Индульгирование ослабляющее волю подавляет способность находить оптимальные решения. Человек колеблется в своём выборе и упускает шансы достижения новых уровней осознанности. Потакая себе в своей слабости, человек усугубляет подверженность иллюзиям беспомощности, застревает на низком уровне энергетического метаболизма, необратимо усиливает собственную деградацию.
Человек имеет силу для преодоления слабости, но не осознаёт, возможности использования силы. Индульгирующая позиция культивирует наивность, беспомощность, подвергает негативным реакциям, расходует жизненную энергию.
Индульгируя в наивности и слабости, человек неспособен отклонить внушаемые программы, стимулирующие деградацию.
Индульгируя в нежелании кардинальных изменений, увлекаясь погоней за страстями, человек расходует силы, подавляет осознанность, пытаясь с помощью иллюзий избежать страданий, но только умножает их.
Внутренний индульгирующий диалог, развивающий зацикленность на позициях деградации, гипертрофирует эгоцентризм, погружает в безысходность и подчинение страданиям.

«Люди очень хрупкие существа и своим индульгированием делают себя еще более хрупкими» К. Кастанеда, ”Сказки о силе”.